narkom (narkom) wrote,
narkom
narkom

Category:

Про как меня однажды уволили

Речь про вот это место , и, чтобы не повторяться, прошу с него начать, если до этого не.

Помимо извоза денег, умея чуть-чуть майкрософт проджект, я шевелил график проекта, потому что кроме меня это умел только генеральный. Естественно, ему это ковырялово было не по масти.
Старик Кафка не прошёл и мимо графика.

В нём было порядка 2000 строк, сложносочинённо друг из друга следуя и переливаясь всеми радужными оттенками.
Заготовку эту бешенную передали мне по наследству, я когда увидел впервые – охуел, не понимая, зачем такая детализация, когда ползают даты на первом уровне.

Причем в график надо было вписать 3 сценария: номинальный, и хуевый/оптимистичный по краям от номинального.
Есть такая фича в проджекте, и мне её пришлось осваивать на ходу.

Это было бы интересно, если бы была понятна цель. Однако же график начинался с эффективной даты 1 декабря, событием, которое не случилось ещё в феврале; иными словами, вся эта кружевная мастурбация носила сугубо декоративный характер.

Поэтому я не сильно на неё налегал, изучал инторнеты, общался по асикью.

На второй рабдень рядом сидящий товарищ, который по хуйпрассышь какой иерархии был вроде бы надо мной, сказал что-то вроде вот я вчера ушел, и никому не сказал.
Я прихуел: ушел я более чем через час после формального окончания рабочего дня, в чем, собственно, вопрос?
Товарищ сказал так не принято.

Я сказал ооок и сделал соответствующий фейс, который чем дальше, тем чаще и носил.

Чувак этот ходил всю дорогу в одном и том же свитере, и тут вдруг как-то ХУЯК – является как на свадьбу, в галстуке, вся хуйня, я во всеуслышание такой «опа бля, Олег не иначе как с собеседования», потому как он приехал сильно позже, а кадровичка Оля сказала очень смешно, потому что подумала, что я шучу, а когда Олег сказал недели через 3, что увольняется, это оказалось для всех неебаца шокирующим сюрпризом.

Задачи нам ставили проектные директоры, не видевшие в жизни, походу, вообще нихуя.
Курили они по 4-5 раз в час, а когда заканчивался рабдень, собирали совещание.
Я сначала не понимал, что это блять за план барбаросса такой сложный, потом за обедом невзначай спросил у непосредственного командира, есть ли у него дети.

Оказалось, при возрасте в 31 год у него было трое сыновей, через что ему нравилось трогаться в сторону дома в районе 22 ежедневно.
Я же имел противоположные приоритеты, и заниматься хуйнёй, терпеливо высиживая яйца, даже за деньги никогда не умел.

В какой-то момент попросили на выход одного из юристов. Того, который ходил, натыкаясь на стены охуевший на тему договора и противоречий в нём.
Ему было непонятно: как можно, имея в теле договора «обязуется провести такие-то работы», не иметь лицензию на эти самые работы.

А про лицензию никто из верховного главнокомандования (а помимо генерального были ещё исполнительный и коммерческий директора, тоже пионеротряд с бизнес-образованиями), которое сидело чутка изолированно от нас, не парился, потому что на договоре было написано «ДОГОВОР ПОСТАВКИ», и считалось, что так оно и есть.

Глядя на ахуевшего юриста с ошеломленным взглядом, я инициировал-таки совещание с участием всех, кроме генерального, где цитатами юриста и некоторыми эмоциями добились-таки решения срочно лицензироваться, потому что заканчивался тот самый год, когда лицензии давались традиционно, и с 1 января они переходили под СРО, о котором хуй ваще кто чего понимал на всей планете.

Глубина охуения была такова, что когда мы получили лицензию, об этом немедленно замандячили новость на сайте, яркими букваме.
Моими глазами это выглядело как «пацаны всей земли, зырьте: мы умеем дохуя чего технологически сложного» - это про весь сайт, и одна из новостей «мы научились вытирать жёпу!!!1».

Так вот: юриста проводили нахуй. Я спросил – сам или нет? Оказалось, что попросили. Причин не называли.

Андрюха, с которым мы ездили за деньгами, был по расписанию логистом. Я его как-то спрашиваю: давно в этой сфере? заниматься-то предстоит не хуйней: забрасывать тысячи тонн железа водой туда, где навигация месяц в году.
Получил изумительный ответ: раньше Андрюха логистикой не занимался, совсем. Просто ему интересна эта тема.

Так там было вообще всё.
Жалею, что не сохранил логов электронных переписок с тех пор, потому что охуевать приходилось ежечасно.

Серега, с которым скорешились на почве общей старой работы (пусть и в разное время) и с сильно схожими взглядами на происходящее, переговаривались на эти темы, и чатились в аське.

Мне было песдец как интересно: неужели эта группа дилетантов выгребет из этой нетривиальной постановки.

Однако же в один из вечеров директор проекта заманивает нас с Серегой к себе в кабинет, начинает что-то про общеполитическую ситуацию, и внезапно пикирует: по мнению руководства мы хуёво вписались в сложную задачу, и компания дальше решила без нас.

И театрально выдает нам белые листы А4, для заявления по собственному желанию. Каждому своей рукой.
Мы листы брать не спешим, на эффекты эти нам похуй, потому что испытательный срок хоть и недавно, но прошёл.

Я тихонько говорю руководителю этому поролоновому: ты раньше чем-нибудь вообще командовал?
Он из-за стола разгибается во весь рост «я с 20 лет непрерывно руковожу».
Я тоже на эмоциях громко ему насчёт тогда раскури ТК и вообще хоть что-нибудь про как увольнять людей, которые не хотят увольняться.

Он сказал ну вас нахуй, идите тогда к генеральному, и ушёл курить.
Забегая вперед – дальше он вообще не отсвечивал в сюжете, бегал имитировал.
Приходим мы с Серегой на рабочие места, а логин-пароль не аллоэ. Мы тыц-тыц – не заводится нихуя. Смотрим на Андрюху-админа: твоя работа? он говорит ага, распоряжение генерального.

Там же кое-что личное было, думаю про себя, ну да хуй с ним, тут, походу, веселое самое только начинается.
Идём к генеральному, и, признаюсь, что помню только, что начали разговор предельно вежливо на тему в чём причина. Причин нам озвучено не было, был какой-то монолог, и даже силясь, я его содержания сегодня не вспомню.

Оповестили мы его, что псж писать не будем, надо другое решение.
В тонкостях увольнения я тогда не разбирался, и искренне думал, что раз говорят «увольняйся», то лучше увольняться.

Забил в колокола.
Первым же звонком получил голевой пас: мать моего камрада Саши (из псто про компрессоры) неебаться кадровик с орденами за взятие Шипки, и спокойным голосом меня до конца этого долбоебического эпизода наставляла.

Оказалось, что мы – полные хозяева положения. Это был кризис, и суды 99% дел по увольнениям начинались с представления участников, после чего судья немедленно велела работодателю отсосать у работника, вернуть его на работу, компенсировать судебные издержки и выдать зарплату за всё время, пока он шароёбился по судам.

Я был напрочь сражён. Я вообще полез только потому, что отступать было некуда, запасного аэродрома не было, а в оппонентах – какое-то алогичное мудачьё со сложной мотивацией.

Переглянулись с Серегой – а хуле бы и нет, поехали.
Коль скоро директора отморозились, пошли к Оле, которая засылала меня за кэшем, и с которой мы неоднократно обедали, а то и подбухивали. Она нас оповещала в подпитии и без, надрывая одежду на груди, что основной принцип её функционирования – отстаивание интересов работников, и она пиздец молодец и никогда не прогибалась под начальство.
Пахло это уже тогда сомнительно, но детей мне с ней крестить не предстояло, поэтому похуй.

Оля встретила нас холодно, неся маловнятную хуйню.
Оле мы разъяснили: коль скоро директора анально отгорожены, новости мы будет за линию фронта забрасывать через неё, но ничего личного.

Первая из новостей: мы продолжаем работать, потому что уведомления о прекращении рабочих отношений выдать нам никто не удосужился.
Комп выключен, но это малоебущий фактор: будем сидеть тихо и расписывать ручку.

Если доступ в здание перекроют, вырубив пропуска, мы будем сидеть снаружи, а ещё приедет трудовая инспекция.
Трудовая инспекция ездит бесплатно по жалобам, ей похуй на деньги, и она ворошит шкафчики с бумагами на предмет соблюдения всех процедур и инструкций по приему на работу, отправке в отпуск, увольнению.

Она погоды в сценарии не делает, но на несколько дней парализует работников персонала и светит взъёбкой.

Был ещё один нюанс: контракт был мутный, как выделения на гонорейном хуе, потому что был теневой человек, который его приволок, и которого нам строго-настрого было запрещено называть по настоящим фио, вместо которого ввели кодовые, начинающиеся на те же буквы.

То есть безо всякого согласия с нашей стороны нас всех сделали причастными к сверхпиздец таинственному инсайду, впалив между делом, что если это выплывет наружу, например, к потенциальным конкурентам, да или просто в эфир, всему этому договору и проекту пиздос.

Мне на все эти шпионские игры изначально было до пизды. Необычно, ну да у меня каждая работа, походу, с припиздью.

Однако же вся эта хуёвина стала играть нам с Серегой на руку, хотя мы ей не то что не жонглировали, а даже не обсуждали, потому как в телефонной трубке дали понять, что ссать нет повода, и на каждую свежую глупость давали аккуратную инструкцию, и прибегать к напалмовому оружию не предвиделось.

Немного теории, которую я тогда принудительно раскурил: если испытательный фсё, увольнять можно либо по сокращению штата, выплатой 2х окладов +1 с отмечаниями на бирже, что ты нигде не устроился, хоть и пытаешься, либо по соглашению сторон.
Такое соглашение подразумевает хуеву пропасть сценариев, и ключевое слово тут "торг".

Нам Оля немедленно предложила пойти нахуй просто так, с заверением от генерального, что он готов дать нам наилучшие рекомендации при поиске новой работы.
Я оповестил Олю, что рекомендателей у меня до ебени матери, а вот денег хуй, и пора поговорить именно о них, и запросы у нас наискромнейшие (мы потом чутка пожалели, а вернее, Серега меня всю дорогу чморил за неуместную благотворительность): 1 оклад, и жопа об жопу, никто никого не знает, не видел, тишина.

Оля сказала, что это дохуя нагло, и даже не готова идти об этом оповещать директора.
Кроме того, спросила, где гарантия, что, получив кэш и трудовую, мы не начнём писать в интернеты и вечерние газеты обо всех этих интимных подробностях бизнесов с ебанутыми контрактами и прайсом в лярды рубля.
Я сказал, что если условия будут соблюдены, то срать под дверь не будет резона, не говоря о том, что нет такой привычки.

И всё-таки, спросила Оля, чем докажу? Я спросил в ответ, оглянувшись на оставшееся в кабинете место, не хочет ли она, чтобы я сделал, например, кульбит для демонстрации чистоты намерений.

Мы сказали: хозяин-барин, и пошли на обычные места вышивать на пяльцах.

Вся эта неопределенность, признаюсь, заёбывала, и хоть нам и удавалось сохранять спокойствие в интонациях, внутри мысли скакали, как тушканчики.

Потом Оля забежала, мол, есть новости, пойдемте переговорим приватно.
Мы пошли, там полезла уже не помню какая словестная жвачка, суть которой – нас всё-таки приглашают пройти нахуй безвозмездно, даром.
Мы сказали – спасибо, нет.

И тут Оля на эмоциях начала про вы тут охуевали всю дорогу, ходили обедать по полтора часа (мы и правда ходили обедать в ближайший ТЦ, всей толпой, включая Олю, и это было сильно больше положенного часа, и я меньше всех туда хотел идти, потому что трудовая дисциплина уже была прошита в биос накрепко на предыдущей работе, да и до этого), и выкрикнув эту хуйню, внезапно затаилась, глядя на нас.

Я, не имея ничего сказать последовательного, жестами показал, что комментировать это не буду, и Серега тоже молчал, и мы вдруг внезапно поняли, что Оля нас пишет, и молчим мы правильно.

Уже правда заебало это, и чуть менее дружелюбно (потому что было тошно глядеть на жалкие олины выкрутасы) я оповестил, что нам похуй на угрозы отключения доступа в здание и прочий драмкружок, мы готовы к суду, и представитель для суда у нас есть готовый, а генеральный пусть думает, а мы пошли опять нихуя не делать на глазах у всех.

Оле было отдельно хуево, потому что ей было промаячено пойти на тот же хуй за нами следом, если не договорится полюбовно, и она нервничала пиздец, насыпая мне в уши что я-то уже на следующей неделе выйду на новую работу на цифры сильно больше её зарплаты, а она мать-одиночка, и ей светит голодная смерть, на которую мне, эгоистичному мудаку, из-за которого у неё теперь говноворот, конечно похуй.

Я ей сказал, что мне не похуй, потому что мне и правда не похуй, но не я дирижёр этого оркестра, и адресует свои стенания она не тому парню, а направление, где сидит правильный парень, я указал взмахом руки.

Генеральный, кажется, натурально от нас прятался, потому что в обычный день с ним можно было как минимум поздороваться у лифта или ещё где на общей территории, а тут его хуй. Что смотрелось песдец курьёзно, но не выбивалось из общего абсурдизма.

Имея привычку ходить пешком по лестнице, борясь с гиподинамией, он всё-таки однажды на нас свалился: мы вышли попиздеть от посторонних ушей, и тут открывается дверь и вот он он, насторожившийся в лице. Несмотря на явную его встревоженность, спускать его с 12 этажа без пересадок мы не стали, ибо лично я не имел даже обиды, одно недоумение.
Серега, с малолетней дочерью и женой на иждивении, а также спортивной подготовкой, кажется, был не против по завершении ебанутой пантомимы хлопнуть пару раз по ебалу, но тоже держал себя в руках.

Потом нам соизволили передать согласие с нашими условиями, но сделано это было при нескольких парах посторонних ушей с элементами угрозы, что если нам ещё придет что-то в голову, то вот во второй руке комплект альтернативных бумаг, через которые нам стремительный пиздец, вздумай мы выебываться.
Понимая, что этот перформанс для остальных, чтобы не копировали дурной опыт, мы и не думали выебываться. Смущало только, что трудовую мы получали, едва поставив подписи, а бабки – вместе со всеми, в конце месяца.

Я спросил: нет ли планов наебать в этом компоненте, и если есть, то я против.
Оля сказала нет, всё будет ок, просто бухи не могут провести внезапные выплаты через себя, не поцарапавшись.
Я спросил а где гарантия? Оля сказала, что может исполнить кульбит.

Хуйсваме, сказали мы с Серегой, и с теми, с кем были нормальные отношения, подержались за руки, подтвердили знание мобильных номеров и решили забухать, как только развеется туман.
Забегая вперед, скажу, что бухать собирались неоднократно, даже с участием Оли, хоть и акции её после всех лицемерных жеманничеств были в красной зоне.

Что через год в компании из стартового состава остались, кроме ГД только его секретарь Лена и админ Андрюха.

Кто-то уходил сам, кого-то, как. например, бизнес-образованных коммерческого и исполнительного плюс ещё пяток пехотинцев, с которыми они вместе в своё время пришли, выводили с охраной, потому что выяснилось, что они зарегили контору с зеркальным названием и в рабочее время работали на себя.

Оля после очередного нового года пришла к ГД с презентацией, как и чего она видит в плане реорганизации и прочей оптимизации, директор, не вслушиваясь, сказал, что не впечатлён и попросил её нахуй.
Она, помня в деталях наш с Серегой уход, влупила поболее нашего – с её слов чуть ле не 5 получек, напиздела, наверно, но даже если было б 10, мне однохуйственно.

Админ же Андрюха – тот самый ключик к причине нашего увольнения, как представляется мне через годы, ибо формальных причин мы до сих пор не знаем.

Он предупреждал нас про поаккуратнее с трафиком и письмами, но мы не очень бережно отнеслись к его рекомендациям, потому что было скучно, а носить с собой свой интернет тогда ещё было дорого.

В итоге деньги нам выплатили в срок, и на всякий случай в дальнейшем я не подсвечивал опыт работы в этом месте в CV, потому как до сих пор не придумал, как к нему относиться.
Tags: дураки, менеджмент, я и бал
Subscribe
promo narkom may 4, 2015 23:41 68
Buy for 90 tokens
Великолепным от interpares навеяно. Когда я был дошкольного возраста п​****ком, я бесконтрольно шароебился по двору и не только. Почему-то сейчас такое даже нельзя в больной голове разместить, что мелкие дети лазиют, где им вздумается, а раньше было так вот запросто. Знаете, вот эти…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 97 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →